Гомеопатический ликбезРазбор случая Витулкаса "Фосфор"

Раздел для тех, кто только начинает изучать гомеопатию. Вопросы, ответы, обмен мнениями

Модератор: Сергей Егоров

Аватара пользователя
Автор темы
Сергей Егоров
Врач-гомеопат
Врач-гомеопат
Сообщений в теме: 2
Всего сообщений: 395
Зарегистрирован: 22.05.2011
Откуда: Simferopol
Возраст: 67
Разбор случая Витулкаса "Фосфор"

Сообщение Сергей Егоров » 17 июл 2011, 18:47

В качестве примера давайте разберем первый из описанных в книге Дж.Витулкаса случаев: "Препарат PHOSPHORUS.
клиническое состояние: ВЫСОКАЯ ТЕМПЕРАТУРА БЕЗ СИМПТОМОВ"

«Я начну наши лекции с разбора случая, который потребует от вас всех ваших знаний. Пациент — дочка супружеской четы врачей, оба родителя — дипломированные врачи. Они знакомы с гомеопатией и лечили своего ребенка гомеопатическими средствами с самого рождения. Это хороший учебный случай по многим причинам: во-первых, потому что до тех пор, пока мы не назначим конституциональное средство, человек полностью не выздоровеет. Я встречался с этим ребенком и раньше. В то время ей было четыре года. У малышки поднялась высокая температура, и она жаловалась на боль в области живота. Никаких других симптомов не было. Последние несколько дней у ребенка была боль в животе и высокая температура, поэтому родители обратились ко мне за консультацией. Они сказали: «Малышка жалуется на боль в животе на фоне высокой температуры. Никаких других симптомов нет». — Как вы думаете, что я назначил? В своей практике вы будете сталкиваться с такими случаями, и я хочу, чтобы вы знали, как поступать в таких ситуациях. Конечно, я по¬пытался получить больше симптомов.
У ребенка был жар, пот, но в этом не было ничего особенного.' Высказывайте свои идеи, не бойтесь этого делать. Тогда я назначил неправильный препарат, так что и вы не должны бояться высказывать свои мысли».


Когда больной жалуется на повышение (или понижение) температуры без видимых причин, то всегда применяется физиологический метод анализа. Повышение температуры всегда указывает на туберкулиновую интоксикацию, поэтому опрос должен проводиться по краткой ми¬азматической схеме. Так как Дж. Витулкас не владеет краткой миазматической схемой опроса, то он и не смог выявить никаких других симптомов, хотя на практике мы видим, что в подобных случаях имеются четко выраженные симптомы туберкулиновой интоксикации, но необходимо знать, что смотреть и о чем спрашивать, т. е. владеть краткой миазматической схемой опроса.

«Ответ: Иногда, когда нет никаких симптомов, можно давать Сульфур.
Джордж: Что ж, это идея. Есть другие мысли?
Ответ: Можно повторить конституциональное средство.
Джордж: Да, можно поступить и так. Но это в том случае, если ранее мы уже нашли это конституциональное средство. Раньше я уже назначал этому ребенку препараты, но в то время я еще не нашел для малыша конституциональное средство. Позже вы увидите, как развивался этот случай, и поймете, насколько важно дать глубоко действующий препарат. Когда ребенок заболевал, я давал ему разные средства, и ребенок выздоравливал. За эти четыре года у него был только тонзиллит и понос. Я не нашел тогда конституционального средства. Оно проявилось позднее.
Вопрос: Вы лечили родителей девочки?
Джордж: Да, до этого случая я лечил родителей, но в их историях болезни не было ничего особенного. У нашей же пациентки была высокая температура без симптомов.
Вопрос: Что показало обследование ребенка?
Джордж: Оба родителя — врачи. Они прослушали легкие и не нашли никаких хрипов, не смогли обнаружить ничего особенного и в животе.
Вопрос: А горло было воспаленное?
Джордж: Немного. Ни миндалины, ни железы не были увеличены.
Вопрос: Какой был характер боли? Ребенок сгибался пополам, или у него был просто болезненный живот?
Джордж: Никаких особенных модальностей не было выявлено. Вопрос: какое средство следует назначить? Предположим, что вы обследовали пациента и не обнаружили больше никаких симптомов. У вас случай высокой температуры без симптомов. Какой надо назначить препарат? Это средство упоминается в «Материа Медика» Кента. Он начинается с буквы Ф.
Когда мы обнаруживаем повышение температуры без других сопутствующих симптомов, то обычно назначается Феррум фосфорикум. Другим правильным средством может быть Сульфур. Когда у вас нет никаких симптомов или когда их мало, то мы можем давать Сульфур. Но почему мы не дали Сульфур в нашем случае?
Назначение средства всегда должно быть обусловлено причиной, по крайней мере, у вас должны быть для этого какие-тс причины.
Препарат Сульфур дается тогда, когда имеется недостаток симптомов. Это означает, что вы лечили пациента конституциональным средством или он обратился второй раз в течение некоторого времени по поводу хронического заболевания. Вы убрали его симптомы, но человек не чувствует себя достаточно здоровым. Симптомы не проявляются, и у вас нет никаких идей относительно нового препарата. Такая ситуация может заставить думать о Сульфур. Но такие рассуждения не годятся для остроге случая. Вы не будете назначать Сульфур в остром случае из-за того, что нет никаких симптомов. Сульфур — хорошее средство, которое вы сможете использовать позже».

В случае туберкулиновой интоксикации, когда на первый план выходит повышение температуры, при реперто-ризации симптомов, выявленных при опросе по краткой миазматической схеме, всегда получается Сульфур, но нет модальностей этого препарата. Гомеопат, владеющий методиками анализа определившихся в результате репертори-зации препаратов и понимающий суть концепции хронических болезней С. Ганемана, знает, что если в результате реперторизации выходит Сульфур, но нет выраженных модальностей этого препарата, то всегда назначается Туберкулинум в потенции 200 или 1000.
Здесь Дж. Витулкас особенно выделяет, что «назначение средства всегда должно быть обусловлено причиной...», но сам не смог определить причину имеющегося патологи¬ческого состояния — туберкулиновую интоксикацию, хотя лечил этого ребенка уже 4 года. За это время у ребенка были только тонзиллит и понос, которые проходили после назна¬чения гомеопатического препарата. И тонзиллит, и диарея свидетельствуют опять же о туберкулиновой интоксикации и являются следствием, а не причиной. Это было не лечение, а временное устранение симптомов, т. к. патологический процесс постоянно прогрессировал.
Феррум фосфорикум относится к основным антитуберкулиновым препаратам, и в данном случае он указывал лишь на стадию развития патологического процесса (рис. 1).

Разбор случая Витулкаса Фосфор  - рис. 1 f.jpg
Назначение препарата, указывающего на стадию развития заболевания, в случаях, когда необходим но-зод, всегда приводит к резкому ухудшению состояния,
что мы и наблюдаем в этом случае.



«Я назначил Феррум фосфорикум, после чего, как вы уже догадались, лучше не стало.
На третий день родители решили дать ребенку антибиотики. Они решили долго не ждать. Когда у ребенка поднялась температура, на второй день мы уже дали Феррум фосфорикум, еще через два дня родители назначили антибиотики, то есть они ждали всего один день. Так что на самом деле это был четвертый день болезни. Мы поставили диагноз. Родители давали антибиотики в течение четырех дней, а затем перестали. Почти неделю ребенок хорошо себя чувствовал... Затем снова поднялась температура и вернулись боли. При этом отмечалось увеличение шейных и подчелюстных желез.
Однако ничего особенного в этой отечности железок не было. Пульс был слабым, железки покрасневшие и воспаленные. Но теперь появилась еще и жажда. Я не нашел никаких других симптомов, и родители не сообщили мне ничего нового. Врачи очень невнятно описывают свои симптомы или симптомы членов своей семьи. Результата не было! Тогда я назначил другое средство, которое, конечно, опять было неправильным. Как вы думаете, что я мог назначить? Отмечалось некоторое напряжение в области живота. Шейные и подчелюстные железы были отечными, имелась жажда, но жажда была выражена несильно, хотя она определенно была повышенной. Я назначил Бриония. Итак, у нас был тонзиллит и жажда: Бриония! Но это не всегда помогает».

Оценивая развитие заболевания согласно закону Геринга, мы видим явное ухудшение состояния, т. к. появились симптомы со стороны еще одной системы — лимфатической, что опять же указывает нам на то, что причиной данного патологического состояния является туберкулиновая интоксикация. И опять Дж. Витулкас не нашел никаких симптомов, обвиняя в этом родителей-врачей, т. к. «врачи очень невнятно описывают свои симптомы или симптомы членов своей семьи». Но обвинять нужно было самого себя, т. к. он не смог найти симптомов, указывающих на необходимый препарат, потому что не владел краткой миазматической схемой опроса. И была назначена Вгуония, которая являлась пароксизмальным препаратом, опять же указывающим на стадию развития патологического процесса (рис. 2).
Разбор случая Витулкаса Фосфор  - c рис. 2 a.jpg
«Это и не помогло. У ребенка несколько дней держалась высокая температура. После Бриония я назначил Сульфур, а затем Пульсатилла, потому что родители сказали мне, что у ребенка появился некоторый страх темноты. Ребенок был красным и испуганным. После Бриония и Сульфур жажда прошла. Теперь ребенок стал «теплым» и плакал, и тогда я назначил Пульсатилла. Прошло еще несколько дней, а ребенку становилось все хуже и хуже. Температура держалась, все остальные симптомы усилились».


Как и в первом случае, это назначение привело лишь к ухудшению состояния. Врачи, знающие, как развивается патологический процесс, отлично понимают, почему после Бриония были назначены Сульфур (рис. 3) и Пульсатилла (рис.4) и почему после приема этих препаратов состояние девочки еще более ухудшилось.

Разбор случая Витулкаса Фосфор  - d рис. 3 1.jpg
Сульфур в этом случае опять же указывал на причину наблюдаемого патологического состояния — миазматическую интоксикацию.

Разбор случая Витулкаса Фосфор  - 1 рис. 4 b.jpg
Когда один препарат переходит в другой согласно закону перехода количества в качество, то в период перехода на первый план выходят симптомы истинного конституционального типа. Но, чтобы правильно подобрать препарат, имеющиеся симптомы необходимо проанализировать, пользуясь понятием «полноценный симптом», разра¬ботанным и введенным в клиническую практику С. Ганеманом и К. фон Беннингхаузеном



«После консультации с педиатром решили, что правильный диагноз — мононуклеоз. Я не вижу в этом никакой логики. Поэтому, чтобы защитить организм, ребенку был назначен пенициллин. Обычно при мононуклеозе не дают антибиотиков, но этому ребенку дали — с целью предотвратить возможность возникновения стрептококковой пневмонии или чего-нибудь подобного.
Вопрос: Проводилось ли исследование мазка периферической крови?
Джордж: Да. Анализ не дал четкой картины, вряд ли это были стрептококки. Ребенок получал пенициллин в течение недели. Вы видите, как мы все больше запутываем случай? Нам понадобилась помощь аллопатического препарата. Это произошло по двум причинам: во-первых, из-за того, что я не смог назначить правильного гомеопатического препарата, а во-вторых, из-за того, что тревожились родители — они хотели, чтобы ребенка лечили и чтобы ему сразу стало легче.
Когда вы наблюдаете подобный случай, то есть в течение многих дней устойчиво держится высокая температура, вы должны найти в себе психологические силы и сказать родителям: «Надо ждать, нельзя ничего давать». Ведь если ребенок не будет получать антибиотиков, то, в конечном счете, у него разовьется чистая картина препарата. Тогда можно будет легко найти правильный препарат независимо от того, на какой стадии заболевания это произошло. Вы сможете вернуть пациента к жизни даже перед смертью, если найдете правильный препарат. (Смех.) По-моему, не смешно.
Итак, наш пациент семь дней принимал пенициллин. Температура снизилась. Шесть дней после приема пенициллина у ре¬бенка не было высокой температуры. Затем все симптомы вернулись: поднялась температура, увеличились железы, а как только в желудок попадала какая-нибудь пища или питье — возникала боль в животе. Жаропонижающее лечение никак не повлияло на высокую температуру. Эти препараты стали давать после пенициллина, когда снова поднялась температура. Я не назначал никакого препарата. Я ждал. Симптоматика была устойчивой, а температура — так же стабильно высокой. Боль в животе возникала сразу после еды или питья. У ребенка не было никакого аппетита, он похудел и выглядел изможденным. Я снова попытался получить у матери симптомы ребенка. Она сказала, что девочка ведет себя «вполне храбро», и, как ей казалось, ребенок жалуется не на все, что ее беспокоит, проявляя стоический характер.
Через несколько дней врачи снова назначили жаропонижающее средство, и у ребенка началась корь. Я не думаю, что с самого начала это был случай кори. Возможно, это был все же мононуклеоз. Я не знаю. Анализы показали присутствие белых кровяных телец — мононуклеарных клеток — в большом количе¬стве. Затем у ребенка развилась корь, что явилось продолжением болезни, но уже в другом варианте. Я не думаю, что с самого начала это была корь. Кори позволили развиваться своим чередом. В этот период я пытался назначить средство, потому что случай был очень тяжелым. Ребенок был весь покрыт высыпаниями. Девочка была измождена и очень страдала. Мы пробовали облег¬чить ее состояние и дали ей новый препарат.
В тот момент на основании симптомов, которые я видел у ребенка, я снова назначил Сульфур.
На следующий день проявления кори уменьшились, по крайней мере, те, что касаются высыпаний. Ребенок немного успокоился, но потребовалось еще три дня, что было естественным течением такой болезни. Это показало мне, что пока я ничего не сделал. Потому что родители-доктора... знахари!., не могли понять, что происходит. Они консультировались с педиатрами. Что будет дальше с ребенком? Что мы должны делать? Примите Сульфур, примите этот препарат, примите другой препарат. Ничего не помогает! Теперь, когда мы наблюдали последнюю фазу заболевания, мы уже знали, что это была корь.
И теперь, независимо от того, будем ли мы давать средство или не будем, — корь все равно пройдет. Вы понимаете ситуацию? Затем температура снизилась. Высыпания стали медленно исчезать. Это было на пятый день. Боли в животе возвращались, когда ребенок начинал есть, они локализовались в пупочной области. Ребенок был истощен. Родители снова вызвали детского врача. Затем снова приехал я, чтобы осмотреть девочку. И только тут начинается настоящая история!».

Все имеющиеся симптомы буквально «вопят» о тубер¬кулиновой интоксикации, но лечащий врач не может их оценить, и поэтому заболевание развивается, и ребенок пе¬реходит на следующую стадию — стадию Карцинозинум (рис.5), о чем свидетельствует появившаяся сыпь.

Разбор случая Витулкаса Фосфор  - 8 рис. 5 ac.jpg
И вместо того, чтобы реперторизировать высыпания по их характеру и локализации и наконец-таки подобрать необходимый для излечения препарат, назначается Сульфур, высыпания загоняются внутрь, а состояние при таком «лечении» еще больше утяжеляется. И хотя Дж. Витулкас называет родителей-докторов знахарями, он сам, как мы видим, в данном случае действует как знахарь — не понимая причины происходящего, он назначает один препарат за другим, все более отягощая состояние ребенка

«Малышка была сильно обезвожена, губы потрескались так, что проступали капли крови. Ребенок лежал и смотрел на отца довольно взрослым взглядом, как будто говорил: «Что со мной случилось? Спасите меня!» Отношение к ребенку было мелодраматическим. Девочка не разговаривала, не жаловалась.
Когда я наклонил ей голову вперед, то симптом Брудзинско-го оказался положительным. Родители снова вызвали педиатра. В области шеи отмечалась тугоподвижность, и ребенок жаловался на головную боль. Температура была не очень высокой. Всего 38,3°С. Самая высокая температура, которая может подняться, — это 41°С. Так что температура была повышенной, но не очень высокой.
У ребенка больше не было жизненных сил реагировать высокой температурой.
Мне не понравилась эта ситуация, и педиатр предложил, чтобы ребенка отправили в больницу.
Отец заплакал и выдал все возможные в таком случае реакции. Врачи боялись осложнения после кори — энцефалита или менингита. В то время я не мог увидеть никакого средства. Однако ребенок нуждался во внутривенном введении физиологического раствора. Наш разговор происходил ночью, а на следующее утро ребенка отвезли в детскую больницу. Там девочке сделали спинномозговую пункцию и сказали, что у нее вирусный менингоэнцефалит, и в настоящее время ей ничего нельзя назначать. Родителям посоветовали ждать момента, когда можно будет назначить гидрокортизон, что приносит в таких случаях большой вред.
Утром родители позвонили мне из больницы, и я сказал им, что сейчас же приеду. И поехал в больницу.
Как вы понимаете, мать и отец знали диагноз и понимали, что он означал, так как оба были дипломированными врачами. В тот момент температура была не очень высокой, но казалось, что
у малышки несколько затуманенное сознание, и когда она могла говорить, то жаловалась на боль в голове.
Доцент, который обследовал девочку, сказал, что он никогда не видел ребенка с менингоэнцефалитом настолько обезвоженным. (Ребенок был обезвожен с предыдущего дня.) Поэтому положение было очень серьезным. Ребенок должен был оставаться в больнице еще десять дней для наблюдения.
При осмотре были выявлены следующие симптомы: сухие и покрытые корками губы, очень сухой язык; он был похож на наждачную бумагу. И такая сильная обезвоженность наступила после того, как ребенку всю ночь вливали физиологический раствор! Это очень важно — всю ночь. Я прибыл в больницу приблизительно в 11 часов утра. Степень обезвоживания была очень сильной. Дегидратация была особенно выражена в центре языка. У корня языка даже изменился цвет — он стал темно-коричневым. Ребенок был почти в коматозном состоянии, но сознания не терял. Малышка была очень тихой, а мать рассказала мне, что ребенок вел себя «очень мужественно», потому что во время внутривенного укола или пункции она даже не жаловалась. Лицо было бледным. Вот такие симптомы были на тот момент.
Давайте еще раз уточним, какие у нас есть симптомы. Малышка не жаловалась на жажду потому, что была не в состоянии попросить воды, или потому, что внутривенно получала физиологический раствор? Вот информация, которую можно было получить уже при одном только осмотре. Я покажу вам, что если вы не умеете верно наблюдать, то вы не сможете найти правильного средства. И это то, с чего начинается «искусство» и где оно переплетается с наукой. У нас есть несколько симптомов, которые кажутся сомнительными, и они не помогут нам найти препарат. Какие есть предложения?
Ответ: Натриум муриатикум.
Джордж: Натриум муриатикум, очень хорошо. Хина? Да, и в этом есть логика.Опиум? Да.Страмониум? Нет, тогда картина симптомов была бы намного более яркой. Боль? Ребенок бы пла¬кал.
Вопрос: Но разве отсутствие боли при жалобах означает отсутствие боли как таковой?
Джордж: Нельзя сказать, что у ребенка совсем не было болей. Она жаловалась на боль в животе и на головную боль. Хорошо, я дам вам ключ. Я заметил, что, когда мать сидела рядом с ребенком, девочка держала ее за руку.
Слушатель: Фосфор.
Джордж: Не спешите! Не торопитесь с выводами.
Я велел матери убрать руку. Она медленно ее убрала, и ребенок начал плакать. Она снова взяла ребенка за руку, и девочка перестала плакать. Я велел матери снова убрать руку. Она послушалась, и ребенок снова заплакал. Мы снова повторили опыт. Тогда я убедился в правильности средства. Почему? Какой это препарат?
Я обратился к Реперториуму. И нашел симптом: «Сухость в центре языка».
Ответы: Аконит, Антимониум крудум, Аммониум карбоникум,
Манганум ацетикум,арум трифиллум,Аргентум металликум,Лапис альбус.
Другой ответ (нескольких слушателей): Фосфор.
Джордж: В третьей степени?
Ответ: Да. А другие препараты?
Ответы: Силицея, Страмониум, Сульфурикум.
Джордж: Да, это правильная рубрика. Конечно, сухость настолько сильная, что мы можем опираться именно на эту рубрику. Далее, цвет языка изменен, имеется коричневое пятно в центре. Итак, сухой язык и изменение цвета — очень сильно выраженные симптомы. Изменение цвета не на корне языка. Вы видите? Это и не кончик языка.
Ответ: Арника(2), Арсеникум альбум (1), Бриония (2), Кантарис (1), Колхикум (2), Кроталус (2), Эупаториум (2), Хиосциамус (1), Иодум(I), Лак канинум(2), Натриум фосфорикум (1), Фосфор (2), Плюмбум (2), Пирогениум(1), Вибурнум опулус (1).
Джордж: Что у нас теперь есть из этих двух рубрик?
У нас есть Колхикум, Кроталус, Фосфор.
И это надежные симптомы, очень сильные и очень надежные. Теперь давайте решим, какой из этих препаратов подходит нашему пациенту? Нам надо выбрать только один препарат. Ребенок очень боится оставаться один. Он хочет, чтобы кто-нибудь его успокаивал. Но мать говорит, что ребенок очень храбрый. Она молчит. Этой малышке несколько раз делали укол, но она не жаловалась и ни с кем не общалась. Это был страх! И страх этот был таким огромным, что буквально сделал ребенка немым. Мать неправильно интерпретировала это и дала мне симптом, который оказался прямо противоположным тому, что происходило. Имеется еще один симптом, который в этом случае точно указывает на препарат и именно на Фосфор . Кто может сказать мне, что я имею в виду?
Гомеопат должен учитывать абсолютно все! Когда вы входите в комнату, все, что вам говорят пациенты, становится крайне важным.
Так, кто может сказать мне, что в данном случае однозначно указывает на Фосфор?
Ответ: Страх темноты и тот факт, что ребенок так быстро достиг состояния обезвоживания.
Джордж: Да? Почему?
Ответ: Фосфор мучает сильная жажда.
Джордж: Точно! Первый раз в жизни я увидел, чтобы ребенок настолько быстро достиг такого состояния обезвоживания! Что это значит, когда Фосфор все время хочет пить воду?
Это предрасположенность к обезвоживанию. Такая предрасположенность ребенка Фосфор была подтверждена страхом одиночества. Теперь мы абсолютно уверены в выборе препарата. Но родители вначале дали мне только два или три симптома. Теперь я имел возможность самостоятельно наблюдать, насколько сильное было у ребенка обезвоживание. И ребенок не хотел, чтобы мать убирала от него свою руку. Это было проявление страха оставаться одному. Конечно, я ничего не сказал. Я ничего не стал объяснять. Я сказал матери: «Когда вы хотите, чтобы ребенок выздоровел? К полудню или завтра утром?» Теперь я был совершенно уверен, что Фосфор — абсолютно правильное средство. Она посмотрела на меня и на мужа и сказала: «Вы шутите?» Я ответил, что говорю совершенно серьезно. «Когда вы хотите, чтобы это произошло — сегодня вечером или завтра утором? Если вы хотите, чтобы ребенок выздоровел сегодня же вечером, дайте Фосфор 50М, если завтра утром — дайте Фосфор 10М». Этот случай интересен еще и тем, что родители были знакомы с гомеопатией. Мать видела состояние ребенка и ответила: «50М? Не будет ли эта потенция слишком высокой?» Она была очень удивлена.
Вы всегда должны учитывать все соображения. Может быть, в этом случае сработала интуиция. А каково было матери? Я сказал: «Можно дать ребенку Фосфор 10М». Как вы думаете, что было дальше?
Ответ: Поднялась температура?
Джордж: Подождите, дослушайте всю историю до конца. Родители немедленно принесли одну дозу препарата и в 2 часа дня — была половина второго или около двух часов — дали ребенку одну дозу Фосфор 10М. В 8 часов вечера они позвонили мне в более радостном настроении и сказали, что ребенок продолжает лежать в постели, но признаки обезвоживания полностью исчезли, язык выглядит абсолютно нормально, трещины на губах почти не видны — и это через четыре-пять часов после приема препарата! Ребенок сказал: «Я хочу мороженого». Прошла ночь, и на следующее утро, в 10 часов, родители снова позвонили мне. Температура снова стала подниматься.
Я сказал: «Дайте еще дозу 10М». Ребенку была дана еще одна доза 1-М. Это было в 10 часов утра. В 11 часов утра температура поползла вниз, и малышке стало лучше. К 12:30 или к 13 часам температура снова поднялась. Когда температура стала подниматься, у ребенка снова появилась головная боль. На следующий день, примерно в 1 час дня, я сказал: «Дайте дозу 50М». И ребенок принял дозу 50М. С этого дня в течение года ребенок больше не простужался и не болел.

Малышка никогда не чувствовала себя так хорошо. Дело в том, что за все эти четыре года мы ни разу не давали ей Фосфор в качестве конституционального средства.
Мы назначили конституциональное средство во время острого приступа, и поскольку он был очень сильным, конституциональное средство поддержало ребенка.

Препарат не только немедленно убрал симптомы болезни, но и помог ребенку выписаться из больницы уже на третий день!
Есть другой интересный вопрос, на который вы теперь легко сможете ответить. На третий день после выписки у ребенка появились большие красные болезненные узлы на ногах. Узловая эритема.
Слушатель: Меня бы это сильно нервировало.
Джордж: Родители сказали: «Ну, теперь мы должны будем дать ей детский пенициллин. Теперь у нее ужасный стрептококк, и мы должны дать пенициллин». И они сделали анализ, индекс был 2500 — это действительно высокий показатель. Врачи сказали, что если ребенок не примет пенициллин, то у девочки точно будут осложнения. Итак, при узловой эритеме с такими высокими показателями у ребенка нет температуры. Состояние было хорошим. У девочки было бодрое настроение. Помните, что родители ребенка — врачи. Что вы теперь собираетесь делать? Конечно, теперь вы знаете ответ, но я сказал: «Я беру на себя ответственность. Оставьте ребенка на Фосфор 50М. Не давайте ей вообще никаких лекарств».
Если средство сработало так хорошо, то случай и дальше будет развиваться хорошо. Не мешайте действию лекарства и оставьте ребенка в покое, когда вы уверены, что препарат позаботится обо всем сам. Это как с корью. Вы даете Сульфур, и кажется, что он работает. Но вы-то знаете, что на самом деле препарат не работает. Когда во время кори я назначил Сульфур, родители сказали: «Он помогает». Но мы ожидаем от Сульфур в таких случаях намного более весомых результатов. И когда говорят, что пациенту стало немного лучше, знайте — препарат ничего не дал. Поэтому не думайте, что средство подействовало там, где этого на самом деле нет.
Я взял на себя ответственность. Вы можете брать на себя ответственность только тогда, когда вы абсолютно уверены в правильности назначения. Результат был настолько впечатляющим, что никто не мог отрицать этого факта. Если бы я сразу нашел Фосфор и дал его с самого начала, то ребенок никогда не подвергся бы таким страданиям.
Вопрос: Почему Вы уверены в этом?
Джордж: Мы знаем это из похожих случаев. Конечно, вы задали очень хороший вопрос. Мы не можем увидеть ребенка в обоих состояниях одновременно. Но из аналогичных случаев, развитие которых мы наблюдали у других детей, мы знаем, что острые стадии болезни трудно поддаются лечению. И там. где у другого ребенка вы не сумели обнаружить правильное средство, — там вы и не смогли помочь. Опять же, если бы ребенок не получил так много антибиотиков — два или три раза подряд, а затем ему снова был назначен пенициллин, — то иммунная система не оказалась бы настолько ослабленной. В конечном счете корь осложнилась менингоэнцефалитом.
Именно поэтому мы можем утверждать: чтобы развилось серьезное состояние, у пациента должен быть слабый организм. А ведь мы сами делаем его слабым. Мы помогли ребенку заболеть менингоэнцефалитом — дали антибиотики на фоне гомеопатического лечения. Конечно, гомеопатическое лечение не сделало ребенка слабее, но оно и не помогло ему».

Дача Сульфур еще более утяжелила состояние, переместив ребенка на стадию Люэс (рис.6).
Разбор случая Витулкаса Фосфор  - 5 рис. 6 7.jpg


Физиологический метод анализа симптомов используется только на стадии Сикозис и нозоды назначаются так же, только когда больной находится на этой стадии. На стадиях Псора и Люэс используется только патогенетический метод анализа симптомов, которым Дж. Витулкас владеет достаточно профессионально, что он и продемонстрировал с присущим ему артистизмом.
На основе данного анализа мы видим, что Дж. Витулкас не владеет кратким миазматическим методом опроса, физиологическим методом анализа симптомов, методиками анализа препаратов, т, е. теми методиками, в основе которых лежит учение о хронических миазмах С. Ганемана, а также не имеет представления о гомеопатической концепции развития патологического процесса, обозначил которую опять же С. Ганеман в «Хронических болезнях».
Подтверждает все вышесказанное и анализ остальных случаев, описанных в этой книге. Кроме того, становится ясным, что Дж, Витулкас владеет лишь одним методом реперторизации — простым усеченным и не умеет прогнозировать ход лечения, т. е. работает на уровне «социального гомеопата».
Любой здравомыслящий врач прекрасно понимает, что подобное «лечение» очень опасно и часто заканчивается летально. Многие врачи-аллопаты, имеющие большой клинический опыт очень скептически относятся к гомеопатии именно из-за того, что в качестве эффективности этого ме¬тода лечения им приводят подобные примеры или, что еще хуже, «ведущие врачи-гомеопаты», обучившиеся гомеопатии в «лучших мировых школах», подобным образом начинают лечить своих пациентов. В этих случаях опытный врач-аллопат может предсказать результат заранее, и практически всегда он оказывается прав.
Как правило, практически во всех случаях через некоторое время у пациента, «излеченного» подобным образом, возникают гораздо более тяжелые заболевания, вызванные органическими изменениями в органах.
В проанализированном случае у девочки в возрасте 11-13 лет (когда начнется половое созревание) появится сахарный диабет, который будет неуклонно прогрессировать.

Подавляющее большинство думающих врачей-гомеопатов, обучившихся у Дж. Витулкаса, через несколько лет практики четко устанавливают связь между подобным «лечением» и появившимися спустя некоторое время тяжелыми заболеваниями.
Многие из учеников Дж. Витулкаса пытаются решить проблему лечения патологических состояний, вызванных сильной миазматической интоксикацией, самостоятельно.
Наиболее известными из них являются Р. Шанкаран и Я. Схолтен, работы которых переведены на русский язык. Анализируя их работы, видно, что С. Шанкаран пытается решить эту проблему с помощью нозодов, а Я. Схолтен — с помощью химических элементов и их соединений. И тот, и другой на основании собственного опыта и наблюдений абсолютно верно выбрали пути решения этой проблемы, но они «изобретают велосипед», т. к. все эти методики лечения хронических заболеваний уже до них разработаны мэтрами гомеопатии.
Данная ситуация становится понятной, если учитывать, что в «Академии классической гомеопатии» Дж. Витулкаса, несмотря на название, готовят «социальных гомеопатов», а чтобы уметь лечить хронические заболевания, необходимо получить знания на уровне врача-гомеопата.
Одной из самых серьезных ошибок, совершаемых врачами-гомеопатами, является использование ими препаратов, приготовленных по LМ-шкале (разведение 1:50.000). Разбирая случай, представленный Дж. Витулкасом, мы видим, что состояние больной в результате непра¬вильных назначений очень быстро ухудшалось. Это связано с тем, что назначаемые препараты были приготовлены по LМ-шкале. Каждый грамотный врач-гомеопат знает, что препараты, приготовленные по LМ-шкале, можно назначать только на стадии Люэс», а на остальных стадиях развития патологического процесса назначается LМ-потенция (100 в степ.50000).
При назначении препаратов, приготовленных по LМ-шкале, на стадии Сикозис у детей наблюдается быстро прогрессирующее истощение при туберкулиновой интоксикации из-за серьезных нарушений обменных процессов, что мы и наблюдаем в данном случае. Особенно к серьезным последствиям приводит применение препаратов, приготов¬ленных по ЬМ-шкале на стадии Карцинозинум I. В этом случае все симптомы исчезают, но симптомы исчезают не потому, что функции органов нормализуются, а наоборот, потому что защитные силы организма подавляются, и как результат подобного «лечения» достаточно быстро, в течение нескольких месяцев, у такого больного обнаруживается опухоль, требующая немедленного оперативного вмешательства. Анализируя такие случаи, руководствуясь законом Геринга, мы наблюдаем утяжеление состояния.
Важно не только правильно подобрать препарат, важно также правильно подобрать потенцию. Опять же, разбирая данный случай из практики Дж. Витулкаса, мы видим, что после дачи Пульсатилла (рис. 4) состояние ребенка ухудшилось. Изучая гомеопатическую концепцию развития патологического процесса, мы знаем, что при смене одного патологического типа другим всегда появляются поведенческие симптомы, указывающие на истинный конституцио¬нальный тип, причем они настолько четкие, что опытный врач без труда определяет необходимый препарат, но положительный эффект наблюдается только тогда, когда лекарственное средство назначено в потенции 200 или 1000. Если препарат назначается в более высокой или более низкой потенциях, то состояние ухудшается. В данном случае была назначена Пульсатилла в низкой потенции, что и вызвало дальнейшее ухудшение состояния.
Все великие гомеопаты, начиная с С. Ганемана, говорили, что стать гомеопатом может только человек, у которого сформировалось гомеопатическое мышление. Это означает, что врач-гомеопат должен понимать, что он делает, назначая тот или иной препарат, т. е. обладать умением прогнозировать ход лечения, основанным на знании гомеопатической концепции развития патологического процесса и гомеопатической Материа Медика. Только обладая гомеопатическим мышлением, врач может выбрать оптимальную терапевтическую схему для своего пациента. Уровень профессионализма врача-гомеопата определяется не его умением подбирать в каждом конкретном случае один-единственный подобный препарат (это необходимое условие для начала гомеопатической практики), а его умением подобрать оптимальную терапевтическую схему каждому конкретному больному. Для этого врач-гомеопат должен знать, как развивается патологический процесс, должен знать гомеопатическую Материа Медика и уметь применять эти знания на практике, т. е. владеть всеми схемами опроса, всеми методиками анализа выявленной клинической картины, всеми техниками реперторизации, всеми методиками анализа определившихся в результате реперторизации препаратов и всеми терапевтическими методами, используемыми в гомеопатической терапии. Если он всем этим владеет, то сможет подобрать Симилиум практически в любом случае, а если нет — то в определенных случаях у него возникнут сложности с лечением.
Принимаю в Симферополе, центр "Олимпия",
запись на прием - тел. +7 978 746 69 62

Реклама
Аватара пользователя
Автор темы
Сергей Егоров
Врач-гомеопат
Врач-гомеопат
Сообщений в теме: 2
Всего сообщений: 395
Зарегистрирован: 22.05.2011
Откуда: Simferopol
Возраст: 67
Re: Разбор случая Витулкаса "Фосфор"

Сообщение Сергей Егоров » 21 июл 2011, 18:21

Мысли вслух, просто листая книгу "Беседы..." Витулкаса...

Самое забавное (в самом несмешном смысле ) в «Беседах…» то, как представители Школы Витулкаса (уверен, что практически все они не имеют никакого клинического образования) смеют браться за психиатрические случаи, насколько можно судить, никакого понятия, как говорят психиатры, по их поведению и высказываниям, не имея ни о клинике психических заболеваний ни о психопатологической феноменологии.

Это вещь совершенно непозволительная и абсолютно некорректная, поскольку может привести к самым ужасающим последствиям для этих несчастных больных, их близких и людей самых посторонних.

Слушатели Школы Витулкаса позволяют себе рассуждать о том, что «суицидальные тенденции - это ничего страшного», а «паранойя с галлюцинациями» наблюдается «у очень многих людей» и тоже ничего страшного собой не представляет.

Но если "паранойя с галлюцинациями" сопровождается ощущением, что за спиной кто-то стоит, то на это, по мнению мэтра, "уже стоит обратить внимание".

Это сам Витулкас говорит, несмотря на то, что паранойяльный синдром галлюцинациями вообще никогда не сопровождается, а присоединение вербального галлюциноза означает развитие уже иного, параноидного, синдрома.

Это феноменология психической сферы, равно применимая и в клинической и в гомеопатической медицине. Она одна, и сфера и феноменология.

Далее следует описание психосексуальных расстройств у больной с истериформной, как нам показалось по их совершенно примитивно-житейскому описанию, шизофренией, которое сопровождается такой ремаркой: "(Смех)".
Хотя, ничего смешного там нет. Все это до жути не смешно!..

А общее угасание ее сексуальных побуждений вследствие болезненного процесса трактуется этими весельчаками как упорядочивание половой жизни пациентки в результате терапии по их идиотским назначениям.

В другом случае "консультируется" больная, только-только выписавшаяся из психиатрической клиники.
Что с ней было до больницы, с чем вышла из нее, почему ей там назначали электросудорожную (!) терапию - все это никого (мэтра в т.ч.) не интересует.
Но зато очень тщательно и добросовестно выясняется такая «важная» информация, как любит ли мороженое, имеет ли любовника, на каком боку спит и пр. ерунда.

В чем шедевральность этой книги - никак не могу понять...
Принимаю в Симферополе, центр "Олимпия",
запись на прием - тел. +7 978 746 69 62

Гость
Re: Разбор случая Витулкаса "Фосфор"

Сообщение Гость » 18 окт 2013, 15:47

Благодарю за консультацию!Моя знакомая "встряла "в этуц школу...меня это настораживает,Теперь у меня есть(ваши)аргументы.Посоваетую почитать эту страницу.У меня вообще один дурацкий вопрос по этому случаю-А с чего он взял,что именно фосфор помог???Могло сработать одно из предыдущих назначений,а то и вовсе-пришло время и ребенок выздоровел сам.больно мутно всё как-то.

Ответить Пред. темаСлед. тема