Псора Ганемана с точки зрения патфизиологии.

Раздел для тех, кто только начинает изучать гомеопатию. Вопросы, ответы, обмен мнениями

Модератор: Сергей Егоров

Аватара пользователя
Автор темы
Сергей Егоров
Врач-гомеопат
Врач-гомеопат
Сообщений в теме: 2
Всего сообщений: 438
Зарегистрирован: 22.05.2011
Откуда: Simferopol
Возраст: 68
 Псора Ганемана с точки зрения патфизиологии.

Сообщение Сергей Егоров »

При анализе хронических заболеваний С. Ганеман установил, что причиной появления симптомов миазма Psora может быть действие любого фактора внешней среды, ослабляющего защитные силы организма. Причиной появления симптомов миазмов Sycosis и Lues, является инфицирование, соответственно, гонореей и сифилисом, но симптомы этих хронических миазмов всегда появляются вместе с симптомами миазма Psora.

При правильном лечении хронического миазма Sycosis или Lues в конце лечения, после того как полностью исчезли симптомы этих миазмов, всегда на первый план выходят симптомы миазма Psora, и если не назначить соответствующее антипсорное лекарственное средство, то эти симптомы будут постоянно утяжеляться.
На основании этого наблюдения из клинической практики, а также, принимая во внимание тот факт, что первичные элементы этого миазма в виде зудящих везикул выявляются даже у маленьких детей, С. Ганеман сделал вывод, что именно миазм Psora является основной причиной всех разнообразных болезней, от которых страдает человечество:
«...Псора есть единственная, истинная и первоначальная причина, производящая все другие бесчисленные формы хронических болезней, которые в патологических системах излагаются как известные и отдельные виды болезней, каковы: слабость нершов, истерика, ипохондрия, безумие, меланхолия, бешенство, падучая болезнь и судороги всех родов, английская болезнь, наросты на костях и сгибах, костоеда, рак, гриб, подагра, геморрой, желтуха, кровотечение из носа, желудка, матки и проч., удушье и нагноение легких, мужское бессилие и бесплодие, мигрень, бельмо, темная вода, глухота, камни в почках, паралич, слабость какого-нибудь чувства, разного рода боли и пр.» (§ 80 «Органона»)
.

По твердому убеждению С. Ганемана, если бы не было миазма Psora, то не было бы не только двух других хронических миазмов-:— Lues и Sycosis, но не было бы и острых заболеваний.

Первопричиной появления любой болезни, с точки зрения гомеопатической медицины, является нарушение гармонии нематериальной субстанции — жизненной силы:
«При наступлении болезни первоначально поражается эта духовная, повсюду присущая телу, самостоятельная (автоматическая) жизненная сила враждебным жизни, динамическим влиянием болезненного деятеля; только вследствие такого ненормального влияния жизненная сила может сообщать телу неприятные впечатления и нарушать его правильную деятельность, что мы называем болезнью. При этом невидимая, но узнаваемая только по действию организма жизненная сила проявляет свое болезненное расстройство единственно изменениями ощущений и деятельности организма, доступными чувствам наблюдателя и врача, короче, болезненная деятельность этой силы выражается только болезненными припадками и ничем иным не может выражаться»(§11 «Органона»).
Миазм Psora — это основная причина нарушения состояния гармонии жизненной силы, что проявляется в форме различных хронических болезней.
Когда нет миазма Psora, то жизненная сила пребывает в состоянии гармонии и никаких патологических симптомов не наблюдается.
Обоснование наблюдаемых в клинической практике объективных процессов с помощью метафизического понятия «жизненная сила» объясняется тем, что гомеопатия как клиническая дисциплина, в основе которой лежит топическая диагностика, намного опередила развитие фундаментальной для медицины науки физиологии, научно обосновывающей прикладные терапевтические системы.
С. Ганеман в этом случае поступил совершенно правильно, обосновав наблюдаемые в клинической практике объективные феномены при помощи философской категории «жизненная сила», так как в то время это было единственно верное решение.

Научное обоснование теория Psora получила только после появления работ по физиологии центральной нервной системы нашего выдающегося соотечественника академика И.П. Павлова.
Физиология ЦНС, являющаяся для клинической медицины фундаментальной научной дисциплиной, лежащей в основе топической диагностики, научно обосновывает теорию Psora, предложенную С. Ганеманом для объяснения наблюдаемых в клинической практике феноменов.

Нормальное функционирование органов и физиологических систем организма обеспечивает нервная и гуморальная регуляция: нервная осуществляется корой головного мозга, а гуморальная — подкорковыми структурами.

С точки зрения физиологии ЦНС причиной появления любого заболевания является нарушение нервной или гуморальной регуляции вследствие действия патогенного фактора, что внешне проявляется появлением различных субъективных симптомов. Когда нарушена только нервная или только гуморальная регуляция, то появляются симптомы острого заболевания, которые не эволюционируют.

Симптомы хронического заболевания, эволюционирующие до конца жизни пациента, появляются только при нарушении и нервной, и гуморальной регуляции вследствие нарушения связей между корковыми и подкорковыми структурами головного мозга.

Таким образом, когда корковые и подкорковые структуры головного мозга функционируют нормально, то «жизненная сила» пребывает в состоянии гармонии и внешне никаких патологических проявлений не наблюдается. Только когда нарушается функция корковых или подкорковых структур головного мозга, состояние гармонии «жизненной силы» нарушается и появляются симптомы соответствующих патологических состояний.

В клинической медицине любое заболевание рассматривается как взаимодействие внешнего патогенного фактора и конституциональной предрасположенности организма.
Причиной появления любого заболевания всегда является действие внешнего патогенного фактора, но характер и особенности протекания определяются индивидуальными особенностями организма:
Когда действующий патогенный фактор слабее конституциональной предрасположенности пациента и характер патологического состояния определяется в основном наследственной предрасположенностью, то всегда вначале нарушается функция корковых структур головного мозга, что клинически проявляется появлением симптомов хронического миазма Psora.

Первыми в этом случае поражаются периферические отделы центральной нервной системы, как самые низкие по иерархии, что внешне проявляется появлением зудящих везикулезных высыпаний на конечностях, точно таких же, как при чесотке.

Зудящие везикулезные высыпания сохраняются до тех пор, пока функция корковых структур головного мозга не восстанавливается или пока вторично не нарушается гуморальная регуляция и, как следствие этого, не нарушаются связи между корковыми и подкорковыми структурами головного мозга, о чем свидетельствует появление эволюционирующих до конца жизни пациента симптомов миазма Psora.

Таким образом, пока нарушена только нервная регуляция, миазм Psora пребывает в латентном состоянии, но как только вторично нарушается гуморальная регуляция и нарушаются связи между корковыми и подкорковыми структурами головного мозга, миазм Psora переходит в активное состояние.
Попытки локального лечения наружных проявлений миазма Psora с помощью различных мазей всегда приводят к нарушению гуморальной регуляции деятельности внутренних органов и еще больше утяжеляют состояние пациента.

Эти клинические наблюдения подробно описаны в §§ 185-204 «Органона», а в § 205, на основании анализа этих наблюдений, С. Ганеман делает однозначный вывод:
«Гомеопат не будет лечить наружными средствами ни одного из этих первоначальных припадков, выражающих хронический миазм, ни какого-либо другого местного последовательного страдания, обусловленного дальнейшим развитием болезни.
Он не употребит, говорю я, ни местных лекарств, действующих динамическим образом, ни средств чисто механических; но всегда назначит внутреннее лечение против целой болезни, уничтожение которой всегда выражается полным прекращением всех, как первоначальных, так и вторичных местных припадков...».
Использование в клинической практике различных гомеопатических (!) мазей всегда свидетельствует об элементарной клинической безграмотности врача, называющего себя гомеопатом, и ничего, кроме вреда, принести больному не может.

Если рассматривать миазм Psora всего лишь как банальную чесотку, т.е. с позиции патогенетической диагностики, то невозможно понять, как она может быть основой всех болезней и нельзя понять сущность гениального открытия С. Ганемана.
Под термином «чесотка» в этом случае понимается всего лишь одно паразитарное заболевание, которое вызывается чесоточным зуднем, микроскопическим клещом, живущим в коже человека.
Отождествлять миазм Psora с чесоткой, заявляя, что при уничтожении чесоточного зудня уничтожается и миазм Psora, является откровенной глупостью, свидетельствующей о незнании принципов патогенетической и топической диагностики, основ неврологии и, как следствие, — собственной безграмотности, об элементарном непонимании теории Psora.


Во втором случае, когда действующий патогенный фактор превосходит по силе конституциональную предрасположенность, специфические особенности заболевания определяет характер действия внешнего патогенного фактора. В этом случае, если внешний патогенный фактор способен нарушить гуморальную регуляцию до такой степени, что нарушаются связи между корковыми и подкорковыми структурами головного мозга, то появляются симптомы хронических миазмов Sycosis и Lues, а если нет — то симптомы острого заболевания.

В клиническом плане только инфицирование сифилисом или гонореей всегда приводит к нарушению связей между корковыми и подкорковыми структурами головного мозга: в первом случае за счет нарушения кровообращения головного мозга, что клинически проявляется появлением симптомов хронического миазма Lues, а во втором — за счет нарушения лимфо- или ликворооттока головного мозга, что клинически проявляется появлением симптомов хронического миазма Sycosis.

В обоих случаях вторично нарушается нервная регуляция со стороны головного мозга и появляются симптомы хронического миазма Psora, а после восстановления функции подкорковых структур головного мозга с помощью антилюэтических или антисикотических гомеопатических лекарственных средств всегда требуется нормализовать функцию корковых структур головного мозга с помощью антипсорных препаратов.

В клиническом плане эта закономерность проявляется тем, что после исчезновения в процессе антимиазматической терапии симптомов миазма Lues или Sycosis всегда остаются симптомы миазма Psora, требующие назначения антипсорного препарата.

Выдающемуся врачу и экспериментатору С. Ганеману потребовалось 19 лет, чтобы понять и клинически доказать роль миазма Psora как первопричины всех болезней человечества.

Когда к нему приходил пациент с внешними проявлениями хронического миазма, Учитель очень тщательно записывал все симптомы с самого рождения, а также выяснял, чем болели родители, и с течением времени у него накопились детально описанные истории болезней сотен пациентов, которые анализировались самым скрупулезным образом. В результате этой титанической работы С. Ганеман смог выявить совокупную клиническую картину миазма Psora во всех ее многочисленных проявлениях как наследственной и конституциональной предрасположенности организма.
До появления теории Psora каждая из форм проявления этого хронического миазма рассматривалась как отдельное заболевание, никак не связанное с другими.
Например, когда имеются характерные эпилептиформные состояния, то говорят об эпилепсии как отдельной болезни, но на самом деле эпилепсия является лишь одним из внешних проявлений хронической болезни и в клинической практике никогда не встречается двух абсолютно идентичных форм этого заболевания — у каждого человека эпилепсия протекает со своими характерными особенностями. Эпилепсия, диабет, злокачественные новообразования, Брайтова болезнь и т.д. имеют одну и ту же первопричину, но проявляются у каждого человека в соответствии с его индивидуальными особенностями.
Когда врач пытается лечить проявления хронического миазма как острое заболевание, подавляя вторичные компенсаторные симптомы, то во всех случаях наблюдается возвращение симптомов болезни, и через некоторое время становится заметно неуклонное прогрессирование хронической болезни — каждый последующий рецидив болезни всегда будет протекать тяжелее, чем предыдущий, причем утяжеляться всегда будут симптомы первичной болезни. Это показывает, что болезнь не искоренена, так как осталась нетронутой ее основа, что внешне проявляется постоянно прогрессирующим ухудшением состояния здоровья.
Теория миазма Psora имела чисто прикладное значение, помогая врачу-гомеопату правильно выбрать лекарственное средство при лечении хронического заболевания по субъективным симптомам первичной болезни, указывающим на причину появления наблюдаемого патологического состояния.
Из всех выявленных при целенаправленном опросе симптомов отбирались только симптомы хронических миазмов и распределялись на три группы — симптомы миазма Psora, симптомы миазма Sycosis и симптомы миазма Lues. Затем врач-гомеопат определял, к какому миазму относятся симптомы, составляющие нозологическую единицу, выясняя таким образом, какой из трех хронических миазмов пребывает в активном состоянии, и на основании симптомов этого миазма подбирался антимиазматический препарат.

Появление теории хронических миазмов явилось закономерным следствием развития гомеопатии, свидетельствующим, что формирование гомеопатии как самостоятельной терапевтической системы закончено, так как на этапе дедукции ученый должен создать теорию, объединяющую все выявленные ранее факты в одно целое.
Дальнейшее развитие теоретической части гомеопатии происходило в соответствии с развитием фундаментальных для клинической медицины научных дисциплин.

По мере «поступательного развития науки» теория Psora С. Ганемана сначала стала фундаментом более общей теории хронических миазмов, когда хронический миазм рассматривался как поражение одного вида детерминированной ткани, так как по определению «тканевая детерминация (лат. determinatio — ограничение, определение) — филогенетически обусловленное свойство тканевых структур изменяться под влиянием разных воздействий в определенных границах, сохраняя при этом качественные отличия друг от друга».

В организме выделяют четыре основных ткани — эпителиальную, соединительную, нервную и мышечную.
Эпителиальной тканью называется любой непрерывный слой клеток, покрывающий части тела снаружи или выстилающий полости изнутри. Эпителиальный (наружный) слой кожи и ее придатков развивается из эктодермы. Непрерывный слой клеток, выстилающий пищеварительный и дыхательный тракты, происходит из эндодермы.
Также эпителием, но не непрерывным, является ткань печени, поджелудочной и щитовидной железы и т.д., которые также развиваются из энтодермы.
Слой особых эпителиальных клеток, выстилающих полости тела, называется мезотелием и развивается из мезодермы.
Также из мезодермы развивается эпителий, выстилающий кровеносные сосуды и сердце, который обычно называют эндотелием. Соединительная и мышечная ткани имеют мезодермальное происхождение, а нервная — эктодермальное.
Органы состоят из разных видов тканей, но изначально закладываются из одного зародышевого листка. Например, желудок как орган является прямым производным первичной кишечной трубки, которая развивается из энтодер-мального зародышевого листка.
Но в уже сформировавшемся желудке лишь его внутренняя выстилка энтодермального происхождения (цилиндрический эпителий), подслизистый же слой, представленный соединительной тканью, сосуды, мышечная стенка и серозная оболочка — мезодермального происхождения, нервы — эктодермального происхождения.
Это характерная гистологическая особенность строения органов и конкретная форма заболевания определяется типом первично пораженной ткани.
На второй стадии развития миазматики каждый хронический миазм рассматривался как нарушение функции определенного вида ткани.
При таком подходе кроме трех основных миазмов появилась необходимость отдельно выделить еще два хронических миазма — nceвдoPsora и Тиberculin, которые определялись как переходные миазмы.
Таким образом, на этом этапе развития миазматики миазм Psora рассматривался как нарушение функции головного мозга,
а миазм nceвдoPsora — как нарушение функции нервной ткани, развившейся из эктодермального зародышевого листка.
Так как и соединительная и мышечная ткани развивались из мезодермального зародышевого листка, то только нарушение функции соединительной ткани рассматривалось как миазм Lues,
а нарушение мышечной ткани стали рассматривать как миазм Tuberculin (термин Tuberculin был предложен потому, что при туберкулезе всегда наблюдается мышечная дистрофия).
Миазм Sycosis рассматривался как нарушение функции эпителиальной ткани.
Вторым необходимым условием стало распределение симптомов каждого хронического миазма на три группы в соответствии со стадией развития хронической болезни, так как в клинической практике характерная гистологическая особенность строения органов проявляется последовательным нарушением функции тканей, развившихся из разных зародышевых листков, и стадия развития хронического заболевания в этом случае рассматривается как нарушение функции одного типа ткани.

В клинической практике врач-гомеопат при выборе антимиазматического препарата сначала должен был определить пребывающий в активном состоянии миазм, а затем определить стадию развития хронического заболевания, так как на similium указывали симптомы первичной болезни, появившиеся на этой стадии развития.

Понятие «тканевая детерминация» заимствовано из эмбриологии и вполне закономерно, что на определенном этапе развития фундаментальных для клинической медицины наук стало очевидным, что миазматические симптомы свидетельствуют о поражении тканей, формирующихся из определенного зародышевого листка: миазм Psora — из энтодермы,
миазм Sycosis — из эктодермы и миазм Lues — из мезодермы.

Одним из первых симптомы миазмов связал с поражением тканей, развившихся из определенного зародышевого листка, американский гомеопат А. В. Вудворд, создатель конституциональной терапии.
В своей работе «Конституциональная терапия», изданной в 1900 г., он пишет следующее: «Рассматривая элементарные жизненные функции и части организма, совместно выполняющие какую-то определенную функцию, будет интересно представить те выводы, к которым пришли ученые, изучающие эмбриологию, поскольку эта информация имеет непосредственное отношение к изучаемому предмету.

Эти предположения, сделанные на основе наблюдения за действием полихрестов, были рассмотрены с патофизиологической точки зрения одним из ведущих европейских эмбриологов того времени Роландом Зиссю, который убедительно доказал, что причиной появления симптомов хронических миазмов является нарушение функции тканей в нескольких органах, развившихся из определенного зародышевого листка, тем самым научно обосновал данное предположение и превратил в доказанный достоверный факт.

Таким образом, причиной появления симптомов хронического миазма Psora является нарушение функции тканей, развившихся из эндодермального зародышевого листка;
причиной появления симптомов хронического миазма Sycosis — нарушение функции тканей, развившихся из эк-зодермального зародышевого листка;
причиной появления симптомов хронического миазма Lues — нарушение функции тканей, развившихся из мезодермального зародышевого листка.

В дальнейшем, после открытия академиком П. К. Анохиным функциональных систем в живых организмах, теория хронических миазмов стала, в свою очередь, основой гомеопатической концепции развития патологического процесса, теоретической базой которой является физиология функциональных систем.
Принимаю в Симферополе, центр "Олимпия",
запись на прием - тел. +7 978 746 69 82

Реклама
Аватара пользователя
Автор темы
Сергей Егоров
Врач-гомеопат
Врач-гомеопат
Сообщений в теме: 2
Всего сообщений: 438
Зарегистрирован: 22.05.2011
Откуда: Simferopol
Возраст: 68
 Re: Псора Ганемана с точки зрения патфизиологии.

Сообщение Сергей Егоров »

Даже некоторые грубые нарушения диеты, переохлаждение, погодные влияния, воздействие ветреной, сырой и холодной или ненастной погоды, или же приближение осени и еще более зимы или холодной весны, либо сильное умственное или физическое перенапряжение и особенно потрясение, вызванное какой-либо сильной психической травмой или очень горестным событием, сломившим человека духовно, неоднократный испуг, сильные печаль и скорбь, постоянная досада и т. д., зачастую вызывали в ослабленном организме возобновление одного или серии симптомов, которые, казалось, были полностью устранены. Это вновь возникшее болезненное состояние часто осложнялось появлением совершенно новых сопутствующих симптомов, которые, если и не являлись более серьезными, чем первоначальные, устраненные с помощью гомеопатического лечения, часто были не менее мучительными и досадными и теперь еще более трудноизлечимыми. Особенно часто это наблюдалось в тех случаях, когда, казалось бы, излеченное заболевание имело в своей основе получивший более полное развитие миазм Psora. При возникновении подобного рецидива врач-гомеопат назначал лекарственное средство, наиболее подобное новой болезни из всех известных на то время гомеопатических препаратов, и это давало неплохой результат, на время улучшая состояние пациента. Однако в вышеупомянутом случае, когда, казалось бы, полностью устраненные симптомы возобновлялись, средство, оказавшееся действенным в первый раз, на этот раз оказывалось менее эффективным, а при повторном назначении помогало еще меньше. Кроме того, случалось так, что вследствие действия даже по всем показателям подобного, правильно подобранного лекарственного средства, даже при соблюдении пациентом всех рекомендаций врача, появлялись новые симптомы заболевания, которые удавалось устранить лишь частично, а не в полной мере. А иногда на эти новые симптомы вовсе не удавалось повлиять, особенно, когда выздоровлению мешали некоторые вышеупомянутые сдерживающие факторы.
Таким образом, постоянные наблюдения, сравнения и эксперименты, предпринятые мной в последние годы исследований, указали мне, что почти все заболевания и немощи тела, так радикально отличающиеся в своих внешних проявлениях и кажущиеся столь разнообразными, непохожими у разных пациентов (если только они не относятся к двум венерическим болезням - сифилису и гонорее), являются различными специфическими проявлениями древнего миазма проказы и чесотки, т. е. производными одной и той же всеобъемлющей первичной болезни, почти несчетные симптомы которой образуют одно целое и должны рассматриваться как части одной и той же болезни
Таки Ганеман...
И не токмо чесотку он считал прародительницей Псоры...

Т
очно так же, но только на гораздо более глубоком уровне, обстоят дела с Psora, этой врожденной болезнью, являющейся первопричиной великого множества хронических заболеваний, каждое из которых кажется принципиально отличным от других, но на самом деле не имеет этих отличий, на что указывает совпадение нескольких симптомов, являющихся общими для всех этих болезней и появляющихся в ходе развития заболевания
Древнейшие исторические источники, дошедшие до нас, отображают, в какой значительной мере развилась Psora еще в те древние времена. Моисей1 еще 3400 лет назад выделял несколько ее разновидностей. В то время и в последующие века в израильском народе эта болезнь, похоже, избрала очагом своей локализации преимущественно наружные органы тела. То же самое можно сказать и о болезни, воцарившейся в древней Греции, позже в Арабии и, наконец, в Европе в средние века. Различие названий, которые разные нации давали более или менее злокачественным формам проказы (являющейся внешним проявлением миазма Psora), различными способами обезображивавшей наружные органы человека, не имеет значения и не меняет сути дела, поскольку природа данной миазматической чесоточной сыпи всегда оставалась по существу неизменной.
Западная, европейская Psora, свирепствовавшая в средние века в Европе на протяжении нескольких столетий под видом злокачественной рожи (именовавшейся “Антоновым огнем”), переняла форму проказы через проказу, занесенную в XIII веке вернувшимися из крестового похода крестоносцами. И хотя благодаря этому лепра распространилась еще сильнее, чем прежде (поскольку в 1226 году в одной только Франции насчитывалось 2000 приютов для прокаженных), против данной Psora, которая теперь свирепствовала как страшная сыпь, существовали, по крайней мере, внешние способы борьбы в качестве мер, обеспечивающих чистоту,
Таким образом, данная сыпь, подавленная в цивилизованных странах методами наружного воздействия и сведенная к обычной чесотке, могла быть теперь гораздо легче устранена с кожи различными способами лечения.
Но здоровье человечества этими мерами не было улучшено, более того, во многих отношениях оно стало еще хуже, чем прежде. В античные времена псорическая сыпь, проявлявшаяся в форме лепры, хотя и являлась очень мучительной для тех, кто был ею поражен, из-за острых режущих болей в язвах и невыносимого зуда вокруг язв и струпьев, все-таки остальное тело оставалось, по существу, здоровым именно благодаря упорной, не проходившей кожной сыпи, сдерживающей внутреннее развитие Psora. И что было важно, ужасный и мерзкий вид больных проказой внушал такое отвращение здоровым людям, что они боялись даже приблизиться к прокаженным, и изоляция большинства больных, их содержание в специальных приютах, позволила отгородить больных проказой от общества, сдерживая, таким образом, распространение инфекции, т. к случаи заражения являлись сравнительно редкими.
В Книге Ветхого Завета не только в тринадцатой главе, но также там (гл.21, стих 20), где говорится о телесных немощах, которые недопустимо иметь священнику, приносящему жертву, злокачественная чесотка обозначена термином "garab", который александрийские толкователи (в греческом переводе) перевели как "чешуйчатый лишай", а латинская библия - как "долговечная чесотка". Талмудический толкователь Джонатан расшифровал слово как "распространенная по всему телу сухая чешуйчатая чесотка"; тогда как сам Моисей использовал данное слово для обозначения лишая, парши, герпеса (см. М. Розенмюллер, Схолия в Левите, ч. II, изд. второе, стр. 124). Толкователи, принадлежащие к так называемой английской библейской школе, также соглашаются с данным определением. Калмет, среди прочих, отмечает: "Проказа подобна хронической, глубоко коренящейся, сопровождающейся сильным зудом чесотке". Античные авторы отмечают также специфический, нестерпимо сладостный зуд, который сопровождал тогда, как и ныне, чесотку, тогда как после чесания появляется болезненное жжение. Среди прочих авторов можно выделить Платона, именовавшего чесотку словом "glykypikron", и Цицерона, отмечавшего сладострастность чесотки.
Поэтому человечество оказалось в худшем положении в связи с изменением внешней формы проявления Psora - с проказы на чесотку - не только потому, что чесотка менее заметная, более тайная и поэтому более заразная болезнь, но особенно потому, что Psora, ныне приобретшая более мягкую внешнюю форму чесотки и по этой причине более легко распространяющаяся, тем не менее, не изменила свою первоначальную грозную сущность. И теперь, когда болезнь стало гораздо легче подавить, она становится все более и более неразличимой, скрытой внутри. Таким образом, за последние три века после разрушения основного симптома Psora (кожной сыпи) она играет плачевную роль и порождает несчетное количество вторичных симптомов. Иначе говоря, порождает великое множество хронических заболеваний, причину которых врачи не могут разгадать и которые поэтому не могут лечить, как могли они лечить первоначальное, сопровождающееся видимой сыпью, заболевание; и эти хронические заболевания, как показывает каждодневная врачебная практика, непременно усиливаются и осложняются из-за применения ошибочных методов лечения.

Такого огромного наплыва бесчисленных нервных болезней, неврологических состояний, спазмов, язв, патологических новообразований, дискразий, параличей, разрушений и увечий души, психики и тела не знали в стародавние времена, когда Psora в своем проявлении ограничивалась, по существу, только одним своим страшным кожным симптомом - проказой. И только лишь за последние несколько веков мир стремительно наводнили все эти телесные и душевные немощи и болезни, появившиеся вследствие только что изложенных причин.
Но не следует думать, что Psora, смягченная в своем внешнем проявлении, т. е. в своей кожной сыпи, отличается по существу от древней проказы. Даже проказа, если она не была запущенной, нередко могла быть в стародавние времена устранена посредством холодных ванн или путем неоднократных окунаний в реку, а также при приеме теплых минеральных ванн (см. ниже № 36 ). Но и в те времена пагубные последствия данных мер также мало принимались во внимание, как и ныне более знающими современными врачами в случае острых и постепенно развивающихся заболеваний, которые непременно рано или поздно развиваются из находящейся внутри Psora, когда ныне существующая чесоточная сыпь исчезает сама по себе или вследствие насильственных подавляющих методов лечения.
На мой взгляд, Ганеман больше сравнивал Псору с лепрой, а термин чесотка использовал в качестве сравнения того "сладострастного зуда", везикул с жидкостью и стремления к расчесыванию, который наблюдался и при чесотке.


Интересно проследить эволюцию воззрений «Псора» и «Туберкулинизм».

Исключительно ИМХО...

Ганеман считал Псору наиболее распространенной из трех хронических болезней. Он полагал, что причиной Псоры была чесотка. Под этим термином в то время принимали не только чесотку, вызванную чесоточным зуднем, но и множество других кожных заболеваний, характеризующихся кровоточивостью, чешуйчатым шелушением и специфическим зудом, усиливающимся от воды и от тепла постели, и ослабевающим от холода.

Ганеман отметил постоянное чередование этих кожных заболеваний и периодическое их проявление на слизистой и серозной оболочках, а также в определенных внутренних органах.
Он также выявил взаимосвязь конкретной конституции и различных форм паразитической инфекции.

В начале ХХ века швейцарский гомеопат Антуан Небель, изучая патогенез лекарства Туберкулинум, выявил много схожего между его патогенезом и патогенезами Сульфур и Псоринум.
Он рекомендовал назначение потенцированного Туберкулинума относящимся к Псора пациентам, перенесшим в прошлом заболевание туберкулезом.
Эти люди, терявшие в весе, несмотря на сильное чувство голода, были подвержены то жару, то ознобу и частым рецидивам респираторных заболеваний. Небель доказал успех применения Туберкулинум и при многих других болезнях, описанных Ганеманом, как проявления Псоры. Небель сформулировал гипотезу о «туберкулинических состояниях», которые он связал с относящейся к Псора конституцией, описанной Ганеманом. Однако Небель уточнил, «что эти состояния обусловлены действием токсина туберкулезной палочки».

Эта теория, которую продолжал разрабатывать Леон Ванье, повлияла на взгляды нескольких поколений гомеопатов и дала нзвание «Туберкулинизм» определенному типу реагирования, который требовал применения потенцированных доз Туберкулинума или Сульфура и был определенным образом связан с действием на организм бактерии Коха.
Спустя некоторое время понятие «Псора» было окончательно идентифицировано некоторыми гомеопатами с понятием «Туберкулез».

Об этом писал, например, Стюарт Клоуз, которого выдающийся гомеопат Дж.Т.Кент называл своим Учителем:
«Ганеман пишет о чахотке, астме, плеврите, кровохарканье и удушающеи бронхите, относя эти известные туберкулезные поражения к Псоре. Он также упоминает десятки болезней, о которых уже известно, что они имеют туберкулезное происхождение.

Практически все болезни, известные, как обусловленные бациллой туберкулеза, приписываются Ганеманом «Псоре», следовательно, причина их возникновения идентична, и эти два термина: «Псора» и «Туберкулез» являются синонимами…
Ганеман избрал Лепру как типичную форму древней многоликой болезни и нарек ее миазмом Псора. Современная бактериология признает. Что микробы лепры похожи на туберкулезные бациллы по всем параметрам, а больной проказой реагирует на туберкулиновый тест»
8)
Принимаю в Симферополе, центр "Олимпия",
запись на прием - тел. +7 978 746 69 82

Закрыто Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение